Сочинения Инструментальные сонаты

Соната для виолончели и фортепьяно

Opus 39a Opus SO

Opus 40
1934 год

Соната для виолончели и фортепиано
Соната для виолончели и фортепиано. Соч. 40. Moderato для виолончели и фортепиано. Б/н соч.
премьера:

25-декабря-1934

Малый зал Ленинградской консерватории, виолончель - В.Л. Кубацкий, фортепьяно - Д.Д. Шостакович

первое издание:

1935, Ленинград, издательство "Тритон"

рукописи:

РГАЛИ, ф..2048, партитура черновая, АДДШ, ф. 1, партитура, партия виолончели.


Соната
для виолончели и фортепиано
Соч. 40

     В начале 1930-х годов Шостакович не раз высказывался о необходимости создания новейшего советского инструментального репертуара. В частности, в статье, опубликованной в «Красной газете» 25 января 1934 года, он писал: «Пополнить репертуар самых разнообразных инструментов — это неотложная задача <...>», а в «Ленинградской правде» от 28 декабря того же года продолжил мысль: «Скоро начнётся Второй всесоюзный конкурс исполнителей. Скрипачи, трубачи, виолончелисты, тромбонисты выйдут на эстраду показать своё мастерство. Хочу, хотя бы минимально, удовлетворить спрос участников конкурса <...>».
     За прошедшее между этими двумя высказываниями время, то есть в августе — сентябре 1934 года, была создана единственная соната композитора для виолончели и фортепиано — хронологически отнюдь не первая в истории развития данного жанра из написанных советскими композиторами, однако безусловно первая из ансамблевых сонат такого состава в советской музыке, вошедших в пантеон мировой камерной классики.
     Соната появилась в результате творческого общения с виолончелистом В.Л. Кубацким.
     В двух нотных автографах указаны две разные даты начала работы над сочинением. На первой странице черновой рукописи Шостаковичем проставлена дата «15 VIII 1934», а в чистовой рукописи, которая была написана для премьеры и затем подарена Кубацкому, имеются даты и начала, и завершения сочинения — «Начато 14 VIII в Москве. Кончено 19 IX 1934 в Ленинграде».
     Соната для виолончели и фортепиано d-moll соч. 40 состоит из четырёх частей, первоначально получивших следующие темповые характеристики: I. Moderato — Largo, d-moll, 4/4; II. Moderato con moto, a-moll, 3/4; III. Largo, h-moll, 4/4; IV. Allegretto, d-moll, 2/4.
     Обращает на себя внимание господство во всех частях сочинения минорного лада,что исключительно редко наблюдается в истории музыки XIX–XX столетий, а также темповое контрастирование частей: нечётные — умеренные либо медленные, чётные — подвижные либо быстрые. Строгость и аскетизм фактурных и гармонических решений проявляются в преобладании линеарности, в таком распределении акустической плотности, при котором инструменты редко одновременно играют в одном регистре — напротив, они регистрово разведены, и чем напряжённее и энергичнее движение, тем заметнее увеличивается дистанция. Прозрачность фактуры создаётся за счёт использования «пустых» звучностей — октав, квинт, аккордов с пропущенными терциями, многочисленных репетиций на одной ноте. Проведения тем подчёркнуты, а в финале наиболее тематически значимые разделы начинаются с соло одного из партнёров.
     Первое исполнение сонаты состоялось 25 декабря 1934 года в Малом зале Ленинградской консерватории в концерте Союза композиторов; партию виолончели исполнял Кубацкий, партию фортепиано — автор.
     Об этом исполнении имеется отзыв М.О. Штейнберга: «<...> Понравился квартет Брунса, отчасти Соната для виолончели Шостаковича, хотя многое кажется сделанным „нарочно“, напр[имер] музыка в стиле Форе в 1-й части, финал под Прокофьева».
     Сам Шостакович высказался в печати о своём сочинении следующим образом: «В отношении „чистоты языка“ мне представляется некоторым достижением виолончельная соната. Надо категорически провести грань между простотой и упрощенчеством. Нечего греха таить — иной раз понятие простоты подменяется упрощенчеством. Музыкальный язык приобретает ясность и выразительность не только в силу необыкновенной „благозвучности“ сочетаний, но прежде всего оттого, что автор данного произведения отчётливо и глубоко ставит перед собой идейные и эмоциональные задачи».
     7 апреля 1935 года новое сочинение было представлено в Москве в Малом зале консерватории: партию виолончели исполнил С.П. Ширинский, партию фортепиано — П.И. Романовский.
     Шостакович и Кубацкий выбрали сонату для гастролей в Архангельске, состоявшихся в январе — феврале 1936 года. В частности, о выступлении 31 января виолончелист сообщал М.М. Кубацкой телеграммой от 1 февраля: «Концерт прошёл с огромным успехом».
     Уже в октябре 1935 года виолончельная соната прозвучала за рубежом. Она была исполнена П. Сэмпсон и Э. Чисхолмом в Стивенсон-холле г. Глазго (Великобритания), а 12 ноября 1935-го — в Праге, в концерте советской музыки, организованном Обществом культурной связи с СССР (партия фортепиано — Б. Швардова, имя виолончелиста не установлено).
     В чешской прессе появилось сразу несколько рецензий с упоминанием сонаты. Все они были негативными:«Соната для виолончели и фортепиано оп. 40 Шостаковича являет собой произведение неустойчивое по фактуре и лишённое самостоятельности. Она разрушила те иллюзии, которые Шостакович вызвал своими более ранними произведениями, прежде всего Симфонией» (газета «České slovo»); «Сильно разочаровал Шостакович, несколько лет тому назад завоевавший нас своей симфонией. Его виолончельная соната в стиле барокко лишена единства линии, а III Первомайская симфония ещё усилила впечатление формальной раздробленности» (газета «Lidové noviny»); «<...> на революционность этого композитора странный свет бросает его исполненная соната для виолончели 1934 г. Эта соната крайне проста по средствам выражения и написана почти в салонном духе прежних времён» (газета «Venkov»).
     Однако прав был биограф композитора К. Мейер, когда написал: «Соната стала первым большим камерным произведением Шостаковича, которое быстро проложило себе дорогу на концертные эстрады мира. Среди первых её исполнителей на западе были Григорий Пятигорский и Пьер Фурнье. Четырёхчастная Соната d-moll стилистически уже не имеет ничего общего с экспериментальным “Носом” и “кровожадными” фортепианными сочинениями прежних лет». Разочаровав своих первых западных критиков недостаточной авангардностью, произведение тем не менее за небольшой срок завоевало музыкантов и слушателей, в том числе за рубежом.
     Соната для виолончели и фортепиано стала постоянной частью исполнительских программ Шостаковича. Неоднократно в конце 1930-х композитор исполнял сочинение с А.Я. Феркельманом: два раза — в Малом зале Ленинградской консерватории (18 апреля 1938 года и 30 октября 1939-года) и один раз — в Малом зале Московской (18 апреля 1939 года), а также в своём авторском концерте из камерных произведений с трансляцией по ленинградскому радио (26 января 1939 года).
     Впоследствии Шостакович продолжал исполнять сонату с разными виолончелистами: с В.И. Матковским (22 декабря 1940 года, Куйбышев), Д.Б. Шафраном (2 декабря 1946 года, Москва), неоднократно — с С.Н. Кнушевицким (24 апреля 1952 года, 25 января 1953 года и 15 июня 1957 года — Ленинград; 3 мая 1952 года — Москва, 24 мая 1952 года — Киев), с М.Л. Ростроповичем (8 января 1954 года и 15 сентября 1956 года — Москва; апрель 1955 года — Рига, Минск, Вильнюс, Каунас);с Е.А. Альтманом (17–26 декабря 1957 года — Львов, Кишинев, Одесса).
     На протяжении 1930–1940-х годов соната исполнялась в основном с участием автора. Исключением стал ленинградский инструментальный дуэт супругов А.Я. и А.М. Штример, которые включили её в свой постоянный репертуар. Кроме того, не позднее рубежа 1930–1940-х сонату играли и учащиеся специальной музыкальной школы-десятилетки при Ленинградской консерватории, о чём позднее вспоминал композитор Дмитрий Толстой.
     Записи исполнений сонаты в 1930-е годы отсутствуют. Самой ранней является запись, сделанная в студии Columbia Григорием Пятигорским и Валентином Павловским 18 января 1940 года и выпущенная в 1944-м.
     21 марта 1947 года появилась ещё одна запись Пятигорского, с пианистом Реджинальдом Стюартом. В 1947 году соната была дважды опубликована за рубежом издательствами Leeds Music и Anglo-Soviet Music Press (No. 50) с виолончельной партией в редакции Григория Пятигорского.
     В июне 1953 года к Сонате обратились Эммануэль Брабек и Франц Холечек. Пластинка вышла спустя четыре года.
     8 ноября 1954 года в Малом зале Московской консерватории состоялось первое исполнение произведения Д.Д. Шостаковичем и М.Л. Ростроповичем. 15 декабря 1957 года осуществлена их первая совместная запись, о подробностях которой виолончелист рассказал незадолго до своей смерти: «Каждый раз, когда мы играли сонату, то исполняли её по-разному, однако мы никогда не играли её так быстро, как на этой записи. Думаю, это произошло потому, что Дмитрий Дмитриевич ужасно торопился попасть на встречу со своими родственниками, приглашёнными на дачу <...>. Он определённо не испытывал ощущения, что этой записи предстоит стать историческим документом. „Давай, Слава, сделаем это по-быстрому, мне скорее нужно уехать“,— говорил он. Без сомнения, из-за этой спешки Дмитрий Дмитриевич нервничал и не мог попасть на аккорды в финале (перед виолончельным триольным пассажем), а чем больше нервничал, тем хуже попадал. Я говорю: “Дмитрий Дмитриевич, я подхвачу”. И сел играть за левую руку двумя руками, а он также двумя руками играл партию правой руки. Так мы и записали».
     По сравнению с записью Шостаковича — Шафрана (1946) темпы здесь действительно значительно ускорены, что хорошо видно при сравнении времени звучания отдельных частей cонаты.
     Необходимо также обратить внимание на интерпретаторскую находку Ростроповича, которая затем распространилась на прочтение этого сочинения другими артистами: первое предложение главной темы I части в репризе сыграно виолончелистом «белым» (без вибрации) звуком.
     В целом же в трактовке Шостаковича — Шафрана гораздо более подчёркнуты жанровые истоки форм и тем и сюитные истоки цикла: в его решении отсутствует то, что принято называть драматургической кульминацией, части равноценны по смыслу, оставляют впечатление гармоничной уравновешенности. В интерпретации Шостаковича — Ростроповича ощущается стремление привнести в этот относительно благополучный, отчасти декоративный сюжетный слой глубинные сущностные подтексты, тенденция к усилению «моментов механистичности, перевода токкатности как выражения позитивного начала, жизненной энергии и бодрости в токкатность, символизирующую разрушение, неотвратимость неизбежного злого начала; к сдержанности в выражении лирических чувств и, в целом, к большей трагичности содержания Сонаты».
     С середины 1950-х и до середины 1970-х годов в число исполнителей сонаты вошли многие отечественные инструменталисты: Д.Б. Шафран — Н.Н. Мусинян, С.Н. Кнушевицкий — Л.Н. Оборин, Д.Б. Шафран — Ф.И. Бауэр, М.Э. Хомицер — Г.С. зингер, А.П. Никитин — Ф.И. Фондаминская, М.Л. Ростропович — А.А. Дедюхин, Н.Н. Шаховская — А.М. Аминтаева, Н.Г. Гутман — С.Н. Величко, А.А. Лазько — Ф.И. Фондаминская, М.Л. Ростропович — П.А. Серебряков, Н.Г. Гутман — А.И. Ведерников, М.Л. Ростропович — В. Богдашевская, М.С. Майский — И.М. Тайманов, К.А. Георгиан — А.М. Аминтаева, Д.Б. Шафран — М.В. Мунтян, Н.Г. Гутман — А.А. Наседкин, Ф.П. Лузанов — А.А. Наседкин, Д.Б. Шафран — И.Л. Изачик, Н.Г. Гутман — Е.И. Леонская, Б.М. Пергаменщиков — А.З. Угорский, Д.Б. Шафран — А.Г. Гинзбург, М.Э. Хомицер — А.З. Угорский.
     По сравнению с первым изданием во второе, предпринятое в СССР через 25 лет (М.: Госмузиздат, 1960), композитором были внесены значительные изменения. М.А. Якубов констатировал: «Подобный принцип редактирования не раз встречался в творческой практике композитора, умевшего немногими штрихами не только менять отдельные частности, но и преображать смысл больших произведений в целом, например, Первого квартета, оперы “Леди Макбет Мценского уезда”. В виолончельной сонате таким принципиальным изменением являются новые темповые обозначения и метрономические указания во всех четырёх частях <...>. Темпы первой, второй и четвёртой частей ускорены, тогда как темп третьей части замедлен. В результате ощутимо преображён общий темповой рельеф цикла, углублён контраст подвижных частей и Largo».
     Различия первой и второй редакций отражены в комментариях Шостаковича под заголовком «замечания по исполнению Ф. Лузановым и А. Наседкиным моей виолончельной сонаты».
     Ксерокопия «замечаний...» Шостаковича, датированных им 3 мая 1973 года, представляет собой четыре страницы рукописного текста. Принципиальными авторскими требованиями здесь являются те, что касаются сохранения единства темпа музыкального развития на протяжении каждой части, без указания в нотах замедлений, ускорений и других изменений агогики. Бесспорно, что композитор в то время явно отдавал предпочтение второй редакции сонаты, зафиксированной в её втором (1960) и третьем (1964) изданиях.
     На протяжении 1960-х годов соната несколько раз публиковалась на западе издательствами International Music в редакции Леонарда Роуза (No. 2087, 1962), Edition Peters (No. 4748, 1962), Hans Sikorski (No. 2157, 1969).
     В конце 1967 года редакция издательства «Музыка» заказала Кубацкому и Доброхотову для сборника «Вопросы музыкального исполнительского искусства» под редакцией Г.Я. Эдельмана статью об истории создания сонаты. Статья написана не была. Тем не менее Кубацкий, возвратившись к нотному тексту сочинения, задумал снова его опубликовать, предварительно очистив от исполнительских наслоений.
     Дата, имеющаяся в рукописи II части виолончельной партии, записанной рукой переписчика, удостоверяет, что в феврале 1968 года на даче в Серебряном Бору Кубацкий занимался очередной редактурой этого текста. К концу года она была завершена, и 12 декабря виолончелист обратился к Шостаковичу с просьбой просмотреть сделанные правки: «<...> 1. Все изменения цветными карандашами суть: опечатки, дополнения, уточнения, расшифровки словесных динамических обозначений на графические — выполнены мной по Вашим рукописям, а также с учётом нашей последней беседы,— в частности, информировал композитора исполнитель. — 2. Написанное простым карандашом — это мои предложения. В случаях Вашего отрицательного отношения прошу такие места зачеркнуть или удалить резинкой. То, что не будет зачёркнуто, войдёт в печатный текст».
     Далее Кубацкий списком перечислил «дополнения и расшифровки», прежде всего направленные на уточнение зафиксированных и незафиксированных (устных) композиторских формулировок, на облегчение изучения сонаты учащимися при помощи введения фрагментов ossia, а также на исключение исполнительских «отсебятин». В ответном письме от 24 декабря 1968 года Шостакович одобрил все пожелания.
     Так появилось четвёртое издание сонаты (М.: Музыка, 1971), где на второй странице впервые в истории отечественных её публикаций указано: «Редакция В. Кубацкого». Помимо изменений темпов медленных разделов и отдельных штрихов виолончельной партии, а также динамических указаний, Кубацкий решил включить переложение виолончельной партии для альта.
     Пятое отечественное издание сонаты (М.: Музыка, 1982) было осуществлено в рамках публикации Полного собрания сочинений композитора и основано на издании 1971 года. Шестое издание (М.: DSCH, 1996) стало первым печатным источником, где зафиксированы некоторые подробности вмешательства Ростроповича. В данной публикации её редактор М.А. Якубов решил, насколько возможно, объединить две исполнительские точки зрения на виолончельную партию: «<...> Параллельно с редакцией Кубацкого приводятся в отдельной партии виолончели варианты штрихов и аппликатурные указания, которые рекомендовал студентам своего класса в Московской консерватории Мстислав Леопольдович Ростропович. В клавире в партии виолончели снизу воспроизведены штрихи по рукописи Д. Шостаковича».
     Некогда Шостакович, отвечая на письмо Б.В. Доброхотова (с вопросом «как же быть с исполнением сонаты, что брать в основу — текст авторской рукописи или многочисленные наслоения нотных редакций?»), высказался так: «Жизнь за эти годы ушла вперёд, накопилось множество исполнительских трактовок, но я думаю, что играть, точно следуя тексту моей рукописи, возможно. Ведь рукопись появилась в момент создания сонаты, когда её текст очень ясно звучал в моём внутреннем слухе. Полагаю, что истину нужно искать только там...».


назад

Годы жизни