Сочинения Сочинения для музыкального театра

«Условно убитый»

Opus 29a Opus SO

Opus 31
1931 год

«Большая молния». Б/н соч. «Условно убитый». Соч. 31. Музыка к эстрадно- цирковому представлению. Партитуры.
премьера:

04-октября-1931

Ленинград, Ленинградский мюзик-холл. Постановка Н.В. Петрова, балетмейстеры Ф.В. Лопухов, Н.А. Глан, дирижер И.О. Дунаевский. В ролях: Л.О. Утесов, С.Я. Каюков, К.И. Шульженко и др.

первое издание:

М., Советский композитор, 1977

рукописи:

ЦГАЛИ СПб, ф. 378, оп. 1, д. 168; РГАЛИ, ф. 2048, оп. 2, ед. хр. 45


«Условно убитый»
Музыка к эстрадно-цирковому представлению
Соч. 31

     Музыка к эстрадно-цирковому представлению «Условно убитый» по пьесе Всеволода Воеводина и Евгения Рысса соч. 31 была написана для одноименного спектакля Ленинградского мюзик-холла.
     Мюзик-холл был новым явлением театральной жизни постреволюционной России. Первый театр этого типа был организован в Москве в 1927 году. В Ленинграде мюзик-холл открылся в декабре 1928 года.
     Перед советским мюзик-холлом ставилась задача создания «тематически актуальных сюжетных спектаклей» на основе разнообразных средств так называемых малых форм эстрадного искусства. Поскольку такая установка находилась в некотором противоречии с развлекательной природой жанра, мюзик-холл сразу стал постоянным объектом критических атак и разного рода творческих и административных преобразований. В 1931 году для «укрепления руководства» Ленинградского мюзик-холла был назначен новый директор — Михаил Падво.
     Темами первой постановки нового сезона должны были стать «обороноспособность нашей страны, связь работы фронта и тыла, задачи Осоавиахима и ПВО».
     Подготовка к отпору потенциальному врагу, особенно к защите от нападения с воздуха, к газовой атаке, с конца 1920-х годов была одним из постоянных лозунгов советской пропаганды. В праздничных колоннах на первомайских демонстрациях маршировали трудящиеся в противогазах, обычным явлением на улицах городов стали «учебные» бомбардировки, причинявшие немало неудобств тем, кто вышел из дома без «защитного средства»...
     Новые жизненные реалии сразу нашли отражение и в литературе. Именно в такой ситуации учебных манёвров и газовой атаки оказался, например, и герой популярнейшего сатирического романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой телёнок» (1931!), обаятельный жулик и авантюрист, «великий комбинатор» Остап Бендер в тот самый момент, когда он направился на решающую встречу с подпольным миллионером Александром Ивановичем Корейко: «В эту минуту набежала группа людей в п”. Остап молча и яростно выдирался. Его держали уже шесть масок. “Кроме того, товарищ, вы ранены осколком в руку. Будьте сознательны! Вы же знаете, что идут манёвры”. К великому комбинатору подбежала комсомолка с красным крестом на переднике. Она вытащила из брезентовой сумки бинты и вату и, хмуря брови, чтобы не рассмеяться, обмотала руку великого комбинатора поверх рукава. Остапа потащили к носилкам». Газоубежище № 34, в которое доставили условно отравленного Бендера, располагалось в домовом клубе, в полуподвале с маленькой сценой и плакатом «Войны не хотим, но к отпору готовы!».
     Фабула пьесы Воеводина и Рысса удивительно близка эпизоду из романа Ильфа и Петрова. Её герои — Стопка Курочкин и Машенька Фунтикова — во время свидания на одной из ленинградских улиц попадают в зону тренировочной «воздушной тревоги». Стопке сообщают, что он — «условно убитый», и хватают его, чтобы уложить на носилки. Стопка бросается наутёк... под купол цирка, а Машенька вступает в драку с «санитарами». В дальнейшем развитии сюжета спасающиеся от погони персонажи попадают в самые разнообразные комедийные ситуации, как реальные, так и фантастические: в шикарный ресторан, на кухню, на дно реки, в паровозное депо и даже в рай... .
     Основным музыкальным коллективом Мюзик-холла был «Теа-джаз» (театральный джаз) Леонида Утёсова, участники которого играли, в частности, роли 12-ти апостолов. В представлении были заняты восходящие «звёзды» советской эстрады и кино: Клавдия Шульженко, Владимир Коралли, Степан Каюков, художники Н.П. Акимов, В.В. Дмитриев, Е.И. Окороков, балетмейстеры Ф.В. Лопухов и Н.А. Глан, режиссёр-лаборант по цирковым номерам Е.П. Гершуни. Заведующим музыкальной частью и главным дирижёром театра был Исаак Дунаевский — будущий создатель cоветской песенной классики.
     История появления музыки Шостаковича к «Условно убитому» довольно необычна. Композитор к этому времени уже был знаком и с Утёсовым, и с Дунаевским, часто бывал в театре. Однако встречающееся в литературе утверждение о том, что Шостакович пришёл в Мюзик-холл по инициативе Дунаевского, сомнительно. По воспоминаниям К.И. Шульженко, в кулуарах театра сложилась небольшая компания любителей преферанса: Шостакович, Дунаевский и Падво. «Обычно они собирались приятным вечерком или сразу после спектакля в кабинете директора и расписывали пульку, — вспоминает певица. — Иногда она продолжалась до утра, а то и дольше. Однажды <...> Дмитрию Дмитриевичу не везло, как никогда: он продулся дотла.
     — Ставлю на кон двадцать номеров для вашего спектакля, — предложил он директору. Проиграл.
     — Ещё двадцать! — сказал он. И опять проигрыш».
     Так, по словам мемуаристки и участницы событий, в качестве компенсации карточного долга родилось сорок номеров опуса 31.
     Точное время сочинения музыки не известно. Однако уже в анонсе, опубликованном 20 августа 1931 года, Шостакович значится как композитор спектакля. Поэтому наиболее вероятным временем работы над музыкой к эстрадно-цирковому представлению «Условно убитый» представляется лето 1931 года.
     Поставил спектакль выдающийся режиссёр, имевший к этому времени обширный опыт работы в эстрадных театрах России («Летучая мышь», «Бродячая собака», «Привал комедиантов», кабаре «Балаганчик» и др.), Николай Васильевич Петров (сценический псевдоним Коля Петер).
     Участники спектакля, судя по мемуарам, работали над «Условно убитым» с увлечением.
     Для Шульженко – Машеньки Шостакович сочинил две песенки. «Петь его песни было легко, — говорит певица. — Они были тем ударным материалом, который неизменно вызывал смех и аплодисменты зрителей. Но главное — в другом. Драматурги не проявили большой щедрости к моей Машеньке, а музыка Шостаковича позволила мне точнее выразить характер героини — эдакой милой мещаночки и обывательницы».
     Первоначально премьера была назначена на 22 сентября, затем передвинута на «конец сентября», но 30 сентября была сообщена новая дата: 2 октября. Именно 2 октября 1931 года и состоялся первый спектакль эстрадно-циркового представления «Условно убитый».
     Премьера «Условно убитого» имела большой успех у зрителей.

 


записи:

  • (аранжировка Дж. Макбёрни) Бирмингемский симфонический оркестр. Дирижер М. Элдер. 1992 // United 88001, 1994
  • Большой симфонический оркестр имени П.И. Чайковского. Дирижер В.И. Федосеев. 2000 // Le Chant du Monde RUS 288170, 2001
  • (переложение для ф-п Д.Д. Шостаковича) Рустем Хайрутдинов (фортепиано). 2000 // Chandos CHAN 9907, 2001

назад

Годы жизни