Сочинения Сочинения для музыкального театра

«Нос». Опера

Opus 14 Opus 15a

Opus 15
1927-1928 год

«Hoc». Соч. 15. Опера. Партитура.
«Hoc». Соч. 15. Опера. Клавир.
премьера:

18-января-1930

Ленинград, Малегот. Режиссер Н.В. Смолич, художник В.В. Дмитриев, дирижер С.А. Самосуд

первое издание:

Ленинград, Типолитография "Сокол", М., Музфонд, 1970

рукописи:

Архив Д.Д. Шостаковича, ф. 1, р. 1, ед. хр. 321 (автограф партитуры)


«...сюжет этот привлек своим фантастическим, нелепым содержанием, изложенным Гоголем в сугубо реалистических тонах.
В "Носе" Гоголь, пользуясь странным происшествием пропажи носа у коллежского асессора Ковалева, создает замечательную сатиру на эпоху Николая I. Выводит там беспомощного пошляка Ковалева, который не придумал ничего лучшего, как заявить о пропаже носа в газете; тупого чиновника из газетной экспедиции, квартального надзирателя, одержимого административным восторгом; взяточника, пьяницу-парикмахера с его сварливой женой и многих других лиц. Типичных своим ничтожеством, на общем фоне полицейско-чиновничьей эпохи. Занимательный сюжет рождает много эффектных театральных положений».

«Здесь упор на подачу текста. Добавлю, что музыка не носит нарочито "пародийной" окраски. Нет! Несмотря на весь комизм происходящего на сцене, музыка не комикует. Считаю это правильным, так как Гоголь все комические происшествия излагает в серьезном тоне. В этом сила и достоинство гоголевского юмора. Он не "острит". Музыка тоже старается не "острить"».

«Сатирический текст Гоголя я не счел нужным усиливать "иронической" или "пародийной" окраской музыки, а, наоборот, дал ему вполне серьезное музыкальное сопровождение. Контраст комического действия и серьезной музыки симфонического характера призван создать основной театральный эффект, прием этот кажется тем более оправданным, что и сам Гоголь излагает комические перипетии сюжета в нарочито серьезном тоне...
Музыка написана не по номерам, а в виде непрерывного симфонического тона, однако без системы лейтмотивов. Каждый акт является частью единой музыкально- театральной симфонии. Большую роль играет хор и вокальные ансамбли... »

«Сочиняя оперу, я менее всего руководствовался тем, что опера есть по преимуществу музыкальное произведение. В «Носе» элементы действия и музыки уравнены. Ни то, ни другое не занимает преобладающего места. Таким образом, я попытался создать синтез музыки и театрального представления».

Борис Покровский:

«Есть много хороших опер, по музыке которые по существу операми не являются. Просто композитор написал на сюжет музыку с приблизительным соблюдением условий жанра. А настоящее оперное произведение должно давать синтез музыки и действия.
Композитор — создатель оперы, является и драматургом. Он драму пишет музыкой. Такого композитора в оперном театре легко ставить. Нужно только знать его правила игры, быть с ним заодно. Действительно, Шостакович в «Носе» оставил поле для различных вариантов решения артистов в практике того или иного образа, режиссера — в том или ином решении действия. Но сама суть драматургии, характер конфликта драматическая наполненность, безусловно, заложены в самой музыке. Ничего не нужно выдумывать. Все есть а музыке».

 И. И. Соллертинский:

«Зритель не смотрит оперу глазами героев. Не отождествляет себя с ними. Зритель выбирает, зритель активен. Слово на сцене обыграно до последних возможностей. Более того, сохранен основной сатирический прием гоголевского сказа. Гоголь, как виртуозный рассказчик, предает все нелепые приключения Ковалева совершенно серьезным и деловым тоном, отчего комизм возрастает до чрезвычайных пределов. Точно так же поступает Шостакович. Гоголь выглядит таким, каким его недавно показал Мейерхольд в «Ревизоре». Не забудем, что опера написана 22-летним композитором. Это говорится не для снисхождения автору, ибо произведение удовлетворяет самым строгим требованиям, но для поистине грандиозных возможностей, открывающихся перед Шостаковичем».

«Автор оперы «Нос» обращается в Вам со следующей просьбой: я Вас прошу сделать немедленное распоряжение о немедленном снятии оперы «Нос». <...> «Нос» провалился. В то же время «Нос» сделал свое дело — «Нос» может уйти. Я убежден в том, что «Нос» это одно из удачнейших моих сочинений. Постановка в б. Михайловском театре меня в этом еще более убедила. Путь «Носа» — правильный путь. Но если «Нос» не воспринимается так, как бы мне этого хотелось, то «Нос» надлежит снять. <...> Я еще раз приношу мою громадную благодарность Вам за то, что «Нос» увидел свет рампы, благодарен на всю жизнь. А теперь прошу Вас эту оперу снять.
P.S. <...> Прошу Вас держать мое письмо и мою просьбу в совершенном секрете».


«Нос»
Опера в трёх действиях, десяти картинах
Соч. 15

Либретто Е. З амятина, Г. Ионина, А. Прейса и Д. Шостаковича по одноимённой повести Н. Гоголя.

Длительность: 110'


  В апреле 1926 года Шостакович стал аспирантом Ленинградской консерватории по композиции в классе М. О. Штейнберга и свою оперу «Нос» по одноимённой «петербургской повести» Гоголя писал в качестве аспирантской работы.
  Опера была начата летом 1927 года: Шостакович приступил к сочинению музыки ещё до завершения своей одночастной Второй симфонии соч. 14 (она создавалась по заказу Музсектора Государственного издательства к десятилетию Октябрьской революции; партитура была окончена до 10 августа).
  Замысел «Носа» впервые упоминается в письме Б. Л. яворскому от 12 июня: «Как только кончу симфоническую поэму (будущую Вторую симфонию), принимаюсь за оперу. Сюжетом послужит повесть Гоголя „Нос“. Либретто буду делать я сам. В затруднительных случаях буду советоваться с Радловым. Уже почти сочинил увертюру».
  Несколько позже Шостакович представил хронологию сочинения «Носа» следующим образом: «первый акт написан в месяц, второй, после небольшого перерыва, — в две недели, третий — опять после перерыва в три недели». На основании этого описания невозможно установить, делал ли Шостакович перерывы в процессе сочинения отдельных актов или каждый акт создавался в едином порыве; неясно также, учитывается ли в этой хронологии также и инструментовка.
  Первоначально Шостакович заказал либретто маститому Евгению Замятину, чья инсценировка «Левши» Лескова (под названием «Блоха») в оформлении Бориса Кустодиева и с музыкой Юрия Шапорина явилась важным событием ленинградской театральной жизни середины 1920-х годов. Позднее к работе над текстом «Носа» были привлечены молодые литераторы Георгий Ионин и Александр Прейс, будущий либреттист оперы «Леди Макбет Мценского уезда». Есть основания предполагать, что в разработке концепции оперы участвовал Иван Соллертинский — ближайший друг Шостаковича с середины 1927 года, однако это не может быть подтверждено документами. Так или иначе, главным либреттистом «Носа» был, несомненно, сам Шостакович.
  Выбор литературной основы композитор объяснил post factum в статье, опубликованной сразу после премьеры оперы в начале 1930 года. Обращение к классике, по словам Шостаковича, было вызвано отсутствием подходящего материала в современной советской литературе и нежеланием современных литераторов сотрудничать с ним в деле «развития советского оперного искусства». Убеждённый, что «в наше время опера на классический сюжет <...> наиболее актуальна при сатирическом характере сюжета», Шостакович «стал искать сюжет у трёх „китов“ русской сатиры — Гоголя, Салтыкова-Щедрина и Чехова» и «в конце концов остановился на „Носе“ Гоголя».
  Ещё до завершения партитуры «Носа», в феврале 1928 года, заявка на оперу была рассмотрена художественным советом, общим для двух ленинградских оперных театров — Малого (Малегот) и Академического (ГАТОБ); в мае совет прослушал два готовых к тому времени акта. Вскоре после этого Шостакович объединил семь фрагментов оперы в сюиту для концертного исполнения (соч. 15а).
  Поначалу предполагалось, что «Нос» пойдёт в Большом театре в режиссуре Мейерхольда. В конечном счёте оперу принял к постановке ленинградский Малегот под музыкальным руководством Самуила Самосуда — убеждённого пропагандиста новой музыки, прежде всего советской, и приверженца творчества Шостаковича (позднее, в 1934 году, он поставил в Малеготе «Леди Макбет Мценского уезда», в 1942-м впервые исполнил «Ленинградскую симфонию», а в 1956-м вернул к концертной жизни Восьмую симфонию, находившуюся под негласным запретом со времени «ждановщины»).
  Концертная премьера «Носа» на сцене Малегота под управлением Самосуда состоялась 16 июня 1929 года. 14 января 1930-го, за четыре дня до сценической премьеры, в ленинградском Московско-Нарвском доме культуры были показаны три картины оперы с пояснениями самого Шостаковича и музыковедов Соллертинского и Юлиана Вайнкопа. Наконец, 18 января 1930 года в Малеготе прошла премьера оперы в режиссуре Николая Смолича и сценографии Владимира Дмитриева.
  Опера сошла с репертуара год спустя, выдержав 16 представлений. Критика сталинской эпохи настойчиво поддерживала образ первой оперы Шостаковича как воплощения самых пагубных крайностей мелкобуржуазного «современничества» в ещё неокрепшей советской музыкальной культуре 1920-х годов. Первая серьёзная аналитическая работа о «Носе» появилась только в 1965 году.
  Сенсационному возобновлению оперы в СССР (Москва, Камерный музыкальный театр, 1974, дирижёр Геннадий Рождественский, режиссёр Борис Покровский) предшествовали постановки в Италии, ФРГ, ГДР, Чехословакии, Великобритании.
  Чистовая рукопись партитуры оперы «Нос» являлась собственностью венского музыкального издательства Universal Edition, с 1925 года регулярно печатавшего музыкальные новинки из СССР. Партитура поступила в издательство, очевидно, в начале 1930-х годов, однако была опубликована лишь в 1970-м году. В настоящее время партитура хранится в архиве Д. Д. Шостаковича.


записи:

  • Московский Камерный музыкальный театр. Дирижер Г.Н. Рождественский, В. Агронский (хормейстер). 
    Э. Акимов (Ковалев), В. Белых (Иван Яковлевич), Б. Тархов (Квартальный надзиратель), Б. Дружинин (Иван), А. Ломоносов (Нос), Л. Сапегина (Подточина), Л. Уколова (дочь Подточиной), Н. Зазулова (Прасковья Осиповна).
    Мелодия C10 07007-10 (запись 1974 г.; 1977).
  • Le Chant du Monde LDX 78609/10.

назад

Годы жизни