Страницы жизни

Работа в театре Мейерхольда.
Окончание работы над оперой «Нос» Соч. 15.
Начало работы над вокально-симфоническим циклом «Шесть романсов на слова японских поэтов» Соч. 21.

Работа в театре Мейерхольда.
Окончание работы над оперой «Нос» (ор.15) по Гоголю.
Первые выступления в печати.
Исполнение Первой симфонии в США.
Начало работы над вокально-симфоническим циклом «Шесть романсов на слова японских поэтов» (ор.21).

«Я живу в обстановке гениев...»

10 мая 1928 г.

«Живу плохо. Кончил 1-го мая 2-ой акт «Носа». Сегодня получил открытку, отпечатанную на машинке, в вежливой форме уведомляющей меня, что моя просьба о предоставлении мне заграничной командировки отклонена. Слово «отклонена» так же подчеркнуто как я подчеркнул рукой и чернилами. <...> Спасибо Вам, что вы за меня похлопотали, и прошу Вас, больше не надо. Вообще не люблю о чем либо просить. Я очень мечтал о Париже, об Италии и слишком размечтался... Я этого лишен. Впрочем, я многого лишен, а есть люди, которые лишены еще большего, чем я. Я и не ропщу. Со смирением подбрасываю шапку кверху и кричу: «Да здравствует...!»

Д.Д. Шостакович — В.Э. Мейерхольду
1928, январь, 4. Ленинград

«Дорогой Всеволод Эмильевич.
<...> Работать у Вас в театре мне будет страшно интересно и работа будет, судя по Вашим словам не маленькая и в течении 2-х месяцев, постоянная. Я поддерживаю свое и моей семьи существование всякого рода концертами, требующими основательной работы. Я, служа у Вас, вероятно, потеряю свои концерты. Это обстоятельство будет мне невыгодно, т.к. вопрос о заработке пока что основной вопрос моего существования. <...> Вы не сердитесь пожалуйста за написанное выше о зарплате. Всё это я написал не из жадности, а из-за необходимой практичности <...>.»

7 января 1928 г.
С.В. Шостакович:

«Сегодня с ускоренным поездом снарядили Митюшу в Москву. На этот раз месяца на 2, у него будет там работа в театре Мейерхольда. Как и всегда, с тоской и болью в сердце расстаюсь с ним, его слабое здоровье всегда требует большого и любящего надзора, и я всегда волнуюсь, когда он не дома... За последнее время он стал особенно нервным и подчас нетерпимым...»
(Из письма С.В. Шостакович, матери композитора, Б. Яворскому).
10 января 1928 г.
«Посещаю усиленно театры. Помимо всех мейерхольдовских постановок, я видел: «Бронепоезд» и «Дни Турбиных» в Художественном, «Разлом» в студии им. Вахтангова, «День и ночь» в Камерном и много другого. В Художественном меня поразил удивительный актерский состав. Артисты – один лучше другого. «День и ночь» – чрезвычайно веселая оперетка и очень хорошо поставлена, но в одном месте меня слегка тошнило от невероятного эстетизма. Фонарики зеленоватые, голубое освещение, женщины в коротких юбках и разноцветных панталонах. Ужас, как «красиво». <...> Наиболее сильное впечатление на меня произвел все же «Ревизор» в мейерхольдовском театре. Теперь я его видел раза 3. Всего 7 раз. И чем дальше, тем больше мне нравится».

21 января 1928 г.

«Вчера разговаривал с мамой по телефону. Слышно великолепно. Велик человеческий разум».

10 мая 1928 г.

(продолжение письма)
«Сегодня утром я пошел в консерваторию сдавать свои военные документы. Выйдя на Невский проспект обнаружил, что трамваи не ходят. Что много народу и конной милиции. Едут автомобили. В одном автомобиле проехал его величество падишах афганский Аманулла-хан. Довелось. Я ни разу в жизни не видел ни одного императора, ни одного короля и пр. А сегодня видел. Выйдя из консерватории пошел к Исаакиевскому собору и с вышки смотрел на парад войск. Зрелище грандиозное, незабываемое».


назад